АЛЕКСАНДР ГРОМОВ

“ОСВОБОЖДЕНИЕ МАРКСИЗМА”.                    

Введение                    

Содержание споров во время дискуссий по вопросу о государственном капитализме выявило недостаточную ознакомленность спорящих с трудами основоположников марксизма. Оказалось, что подавляющее большинство рядовых коммунистов, не только не изучали марксизм, но и судят о марксизме исходя из своего интуитивного понимания и своей собственной трактовки марксизма.

Таким образом, мы пришли к состоянию: сколько коммунистов – столько марксизмов! Фактически, марксизм оказался подмененным околомарксистскими домыслами.

В связи с таким положением, мы поставлены перед необходимостью более глубоко раскрывать принципиальные основы марксова учения, без знания которых невозможно в чем-либо разобраться. Вместе с тем, мы проследим, каким именно образом извращался марксизм-ленинизм, “благодаря” чему и было искажено представление о социализме в советском обществе, а также, рассмотрим некоторые реакционные суждения о Социализме.

 

            Глава 1. Позиция исторического материализма и научная методика                                        исследования гражданского общества.                          

Тот, кто считает себя марксистом и желает, чтобы таковым его считали окружающие, не может не согласиться с тем, что исторический материализм является той научной основой, на которой построено все учение Маркса, суть которой заключается в следующем:

“Материалистическое понимание истории исходит их того положения, что производство, а вслед за производством обмен его продуктов, составляют основу всякого общественного строя; что в каждом выступающем в истории обществе распределение продуктов, а вместе с ним и разделение общества на классы или сословия, определяется тем, что и как производится, и как эти продукты производства обмениваются” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. Соч. в 9-ти томах, т.5, стр. 321-322), или, говоря другими словами, в основе всей “истории человечества” лежит история развития общественного производства.

Действительно, люди в своей производственной деятельности, которая направлена на поддержание своего существования, производя и обмениваясь продуктами производства, вступают между собой в производственные отношения. При этом люди вынуждены приспосабливаться к тем производственным отношениям, которые сложились и существуют в общественном производстве на данный момент, и, которые соответствуют данному уровню развития производства. “Совокупность этих производственных отношений образует экономическую структуру общества, реальное основание, над которым возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы общественного сознания. Таким образом, производственный порядок обусловливает социальные, политические и чисто духовные процессы жизни. Их существование не только не зависит от сознания человека, но, напротив, последнее само от них зависит” (В.И. Ленин, ПСС, т.1, стр.135). Не сознание определяет бытие, а, наоборот, человеческое бытие формирует общественное сознание.

Поэтому, если б кто-нибудь задался бы целью исследовать, что из себя представляет какая-либо общественно-экономическая формация, ему следовало бы “…рассмотреть действительный процесс производства и понять связанную с данным способом производства и порожденную им форму общения – т.е. гражданское общество на его различных ступенях – как основу всей истории; затем необходимо изобразить деятельность гражданского общества в сфере государственной жизни, а также объяснить из него все различные теоретические порождения и формы сознания, религию, философию, мораль и т.д. и т.д., и проследить процесс их возникновения на этой основе, благодаря чему, конечно, можно будет изобразить весь процесс в целом…” (К. Маркс, Ф. Энгельс, там же, т.2,стр.37).

Именно такой анализ мы и провели в брошюре “Государство и Социализм”. Зная, что при рассмотрении периодов общественных переворотов “необходимо всегда отличать материальный…переворот в экономических условиях производства, от юридических, политических…- от идеологических форм” (там же, т.4,стр.138), мы, при анализе за основу взяли признаки научного социализма, сформулированные Марксом, оперируя которыми определили отличие между социалистическим и государственно-капиталистическим экономическими укладами. В результате анализа мы пришли к выводу, что производственные отношения в Советском обществе соответствовали государственно-капиталистическому экономическому укладу.

Затем, все в той же брошюре, мы рассмотрели “деятельность…в сфере государственной жизни”, а именно: политический переворот и процесс перерождения пролетарского государства, основанного на принципе демократического централизма, в государство буржуазное, основывающееся только на централизме, или, иначе говоря, на принципе единоначалия. Вместе с тем, мы описали те реальные условия, которые явились предпосылками возникновения нового господствующего класса – класса государственно-партийной номенклатуры, и, описали те “теоретические порождения” представителей этого нового класса, которые обеспечили абсолютное господство этого класса над остальной частью общества, которая была “исключительно занята трудом” (там же, т.5,стр.336). Тем самым мы дали общее представление об экономической и политической структуре Советского общества…

В Советском обществе было объявлено о победе и о построении социализма, но вместе с тем, государство продолжало управлять и производством, и обществом.

Для марксиста очевидно, что государство и социализм несовместимы, так как государство - это орудие классового господства, в то время как социалистическое общество - это общество бесклассовое.

Существование государства, - это доказательство того, что общественное производство еще недостаточно развито, что существует противоречие между трудом и капиталом. Именно на этом основании и основоположники марксизма, и Ленин утверждали, что “…всякое государство несвободно и ненародно” (В.И. Ленин, ПСС, т.33,стр.20). Когда же социализм станет “входить” в нашу жизнь, тогда государство необратимо начнёт отмирать.

Выводы, которые мы сделали в брошюре “Государство и Социализм”, оказались диаметрально противоположными тем суждениям о социализме, которые господствуют в нашем обществе уже более 70-ти лет. Такое господство оказалось возможным только через извращение марксизма-ленинизма, через “теоретические порождения” сначала высшей партийной элиты, а затем и образованной профессуры, которая, угодливо обслуживая идеологию господствующего класса, превращала марксизм в окаменевшую догму, а себя в идеологических попов, чем и зарабатывала себе на жизнь.

Благодаря “теоретическим порождениям”, в Советском обществе оказался возможным социализм при абсолютной власти государства над обществом! Кому мы обязаны таким совмещением двух взаимоисключающих состояний общества?

Отвечая на этот и другие вопросы, мы с читателем уясним, каким именно образом была осуществлена подделка марксизма под господствующую обывательщину, которая затем вдалбливалась в головы и до сих пор существует в виде предрассудка.

 

Глава 2. Теоретические порождения Сталина.

В 1925 году, Сталин, окинув взором государственные предприятия, и, не обнаружив на предприятиях капиталистов, сделал вывод, что они являются социалистическими, а не госкапиталистическими?!

В том же 1925 году, на XIV съезде ВКП(б), будет принята резолюция о том, что государственные предприятия и государственная промышленность СССР являются социалистическими. За основу, при принятии этой резолюции, была взята речь Сталина на этом же съезде, как докладчика, цитаты из которой мы и приводим:

“Можно ли назвать нашу государственную промышленность госкапиталистической? Нельзя. Почему? Потому, что госкапитализм в условиях диктатуры пролетариата есть такая организация производства, где представлены два класса: класс эксплуатирующий, владеющий средствами производства, и класс эксплуатируемый, не владеющий средствами производства”.

Далее: “Возьмем…государственные предприятия. Являются ли они госкапиталистическими? Нет, не являются. Почему? Потому что в них представлены не два класса, а один класс, класс рабочих, который в лице своего государства владеет орудиями и средствами производства и который не эксплуатируется…”(XIV съезд ВКП(б): стенографический отчет, М., Л., 1926, стр.232-232).

Первое, что бросается в глаза, что видно даже невооружённым глазом, так это то, что существование капитализма поставлено в зависимость от присутствия капиталистов на госпредприятиях: если при диктатуре пролетариата есть капиталисты, то это - госкапитализм; а если нет капиталистов, следовательно, нет и госкапитализма?! Стало быть, если власть у пролетариата и, если, при этом, избавиться от капиталистов, то мы получим социализм?! Как будто существование капитализма обусловлено не недостаточным развитием производительных сил общества, а злой волей нечестивых капиталистов. Остаётся только сожалеть, что до Сталина, ни основоположники марксизма, ни их сторонники не догадались до столь экстравагантного и, вместе с тем, гениальногопо своей простоте способа избавления от капитализма, а бродили в научных лабиринтах исторического материализма.

Вообще, в таких случаях, когда речь идёт о том, от чего зависит существование капитализма, следовало бы, на самом деле, говорить об условиях существования капиталистического способа производства.

Заметим, что в своем выступлении Сталин выбирает между госкапитализмом и социализмом, а не между той или иной ступенью капиталистического развития. А, так как госкапитализм – это всего лишь ступень капиталистического развития, то в действительности Сталин выбирает между капитализмом и социализмом.

Поэтому, вопросы, на которые мы должны дать ответ, могут быть сформулированы следующим образом. Во-первых: от чего зависит существование капиталистического способа производства? Во-вторых: выяснить, где находятся капиталисты при госкапитализме? А, в третьих: установить, зависит ли существование того или иного способа производства от такого условия, как диктатура пролетариата?

Однако, для того чтобы дать ответы на поставленные вопросы, нам всё же придется войти в лабиринты исторического материализма. Посмотрим, что говорили основоположники марксизма о причинах возникновения капитализма, о его развитии и о тех обстоятельствах, при которых человечество сможет от него “избавиться”…

 

Глава 3. Зарождение капиталистических производственных отношений.

“До появления капиталистического производства, т.е. в средние века, всюду существовало мелкое производство, основой которого была частная собственность работников на их средства производства: в деревне – земледелие мелких крестьян, свободных или крепостных, в городе – ремесло”. (К. Маркс, Ф. Энгельс, там же, т.5, стр.323). Каждая крестьянская семья производила все, в чем она нуждалась: пищу, одежду, орудия труда и т.д. Излишек, пущенный в обмен, предназначенный для продажи, становился товаром. Городские же ремесленники с самого начала производили для обмена.

Однако в начале XVI века, с развитием новой техники, мелкое производство отдельных ремесленников постепенно начинает приходить в упадок и вытесняться более крупным производством. В городах в массовом количестве появляются свободные пролетарии – бывшие крестьяне и ремесленники, окончательно разорившиеся и бросившие своё хозяйство, и те крестьяне, которые бежали от гнета феодалов. Эти пролетарии, обладающие только физической рабочей силой, продав которую как товар, чем только и могут заработать себе на жизнь, вынуждены были наниматься к мануфактурным мастерам на работу.

Мануфактурный мастер, беря на работу пролетария, выплачивает ему заработную плату, которая равна стоимости рабочей силы на товарном рынке. Другими словами: пролетарий, продавая свою рабочую силу, продает свою способность работать, или точнее, способность создавать товарную стоимость в процессе труда.

Но, в процессе труда пролетарий создает товарную стоимость, превышающую ту стоимость, которую в виде заработной платы, заплатил мастер пролетарию. Разница стоимостей и составляет прибавочную стоимость, которая присваивается мануфактурным мастером в форме капитала.

Совершенно ясно, что чем большее число пролетариев будет работать на мануфактуре, тем большее количество прибавочной стоимости накопит мастер. Теперь, мануфактурный мастер уже целенаправленно идет на товарный рынок и пускает в оборот свой капитал, с целью покупки рабочей силы.

“Каждый новый капитал при своём первом появлении на сцене, т.е. на товарном рынке…неизменно является в виде денег, - денег, которые путем определенных процессов должны превратиться в капитал” (там же, т.5, стр.187-188).

Если раньше, при мелкотоварном феодальном производстве, деньги выполняли только роль эквивалента при обмене товаров, то теперь, деньги целенаправленно тратятся на покупку такого товара – рабочей силы, который в процессе труда может создать большую товарную стоимость и от продажи которой капиталист получит, так обожаемую буржуазными экономистами, прибыль, которая и есть накопленная прибавочная стоимость, т.е. капитал.

На смену мелкотоварного феодального производства – производства товаров с целью их обмена, приходит товарное капиталистическое производство – производство с целью продажи.

Итак, развитие техники и ее использование в производстве привело к росту производительности самого производства, в результате чего усилилась конкуренция между производителями. Те производители, которые, разоряясь, превращались в пролетариев, вынуждены были наниматься на работу к другим производителям. Следовательно, именно определённый уровень развития производства породил новую форму производственных отношений – наемное рабство. Такая форма производственных отношений, в свою очередь, привела к неизбежной необходимости превращения денег в капитал. Накопление капитала становится главной мотивацией в развитии производства, т.е. родился такой способ производства, именуемый капиталистическим, для развития которого процесс превращения денег в капитал стал неизбежностью, в чём и состоит его порочность.

Таким образом, существование капиталистических производственных отношений и капитала, а, следовательно, и самого капиталистического способа производства обусловлено уровнем развития общественного производства.

Более того, далее, мы увидим, что такое “счастье”, как капитал, в зависимости от того на какой ступени своего развития находится капиталистическое производство, будет изменять свою форму, т.е. будет менять своих хозяев, которые им распоряжаются…

 

Глава 4. Ступени развития капиталистического производства и соответствующие этим ступеням формы капитала.

В своем развитии капиталистическое производство проходит четыре ступени развития.

Первая ступень – это частное капиталистическое производство, которое “ведется отдельным предпринимателем” (там же, т.6,стр.401).

Вторая ступень – это ступень капиталистической кооперации, ступень на которой происходит образование акционерных обществ. “Капиталистическое производство, ведущееся акционерными обществами, это уже больше не частное производство, а производство в интересах многих объединившихся лиц” (там же, т.6,стр.401).

На следующей ступени развития “все крупные производители одной и той же отрасли промышленности…объединяются в один “трест”, в союз, с целью регулирования производства” (там же, т.5,стр.331-332). Тресты подчиняют себе и монополизируют целые отрасли промышленности, на этой ступени “прекращается не только частное производство, но и отсутствие планомерности” (там же, т.6,стр.401).

Но, тресты, образовавшиеся в отдельных отраслях, не в состоянии внести планомерность во все капиталистическое производство. На высшей ступени развития капиталистического производства “государство как официальный представитель капиталистического общества вынуждено взять на себя руководство производством” (там же, т.5,стр.332). На этой ступени развития “общественные функции капиталиста выполняются…наемными служащими ” (там же, т.5,стр.333), т.е. на государственных предприятиях капиталом распоряжаются уже не капиталисты, а государственные чиновники. Капиталисты же превращаются в рантье, или говоря современным языком, в инвесторов производства. Они субсидируют государство и, посредством инвестиций в экономику, стригут проценты с государственных предприятий.

Вместе с тем, превращение в государственную собственность крупных предприятий не уничтожает капиталистического характера существующего способа производства, так как само производство все еще находится на таком уровне развития, когда еще невозможно избежать превращения денег в капитал. Только теперь, функции капиталиста, по накоплению денег и превращению их в капитал, выполняют государственные “наемные служащие”.

Как видим, на этой ступени капиталисты-инвесторы стригут купоны уже через государство, а не непосредственно в производстве. Поэтому, наш теоретик слукавил, когда существование госкапитализма увязал с присутствием капиталистов на госпредприятиях. Иначе говоря, наш теоретик предложил найти в тёмной комнате черную кошку, когда, в принципе, ее там быть не может.

Даже в том случае, когда госпредприятие сдается в аренду частному предпринимателю, государство все равно остается собственником предприятия. Следовательно, мы имеем государственно-капиталистический хозяйственный уклад.

3

Глава 5. Условия действительного освобождения от капитализма.

Существуют слова Маркса, которые вносят полную ясность в этом вопросе:

“…вообще нельзя освободить людей, пока они не будут в состоянии полностью в качественном и количественном отношении обеспечить себе пищу и питье, жилище и одежду. Освобождение есть историческое дело, а не дело мысли, и к нему приведут исторические отношения, состояние промышленности…” (там же, т.2, стр.21-22).

Итак, у Маркса, освобождение людей от наёмного рабства напрямую поставлено в зависимость от “состояния промышленности”.

Высокая производительность в производстве, которая может быть достигнута путем замены машинами ручного труда рабочих, приведет к сокращению рабочего времени. Это даст возможность рабочим перейти от контроля за деятельностью специалистов к непосредственному участию в управлении производством.

А это и есть рождение новых производственных отношений – социалистических по своему характеру, на новом уровне развития общественного производства, т.е. таких производственных отношений, когда рабочие не через свое государство, а напрямую и непосредственно, наравне со специалистами, вступят во владение средствами производства.

По мере вытеснения машинами ручного труда, будет изживать себя товарная форма самого производства, так как для его развития будет отпадать необходимость накапливать в виде прибавочной стоимости живой труд рабочих и превращать его в капитал. Иначе говоря, машины и товары будут производиться уже не рабочими, а преимущественно машинами. Вместе с тем, само государство будет все меньше вмешиваться в производственные вопросы, эти функции, выполняемые раньше государством, будут отмирать.

На этом основании, можно с уверенностью сказать, что Ленинские слова о том, что коммунизм – это Советская власть плюс электрификация всей страны, - это и есть формула построения социализма. Итак, условиями освобождения от наемного рабства являютсяналичие политической власти у рабочих и развитие производства до высокого уровня производительности.

Глава 6. Суть перехода от капитализма к социализму.

Общественное производство, находясь в капиталистической фазе своего развития, достигает такого высокого уровня развития, при котором возможно частично или почти полностью заменить машинами физический труд рабочих.

Пролетариат, обладающий политической властью, может развивать само производство и делает он это через своё государство. Пока общественное производство находится в капиталистической фазе – рабочим без государства не обойтись. Оно выполняет роль совокупного капиталиста, т.е. накапливает неоплаченное рабочее время в форме капитала и пускает на развитие производства. С момента же выхода производства на достаточный уровень производительности, с момента непосредственного вступления рабочими во владение средствами производства, начинается процесс отмирания пролетарского государства.

Но, государство, какова бы ни была его форма, всегда по своей сути остаётся капиталистической машиной, что в руках у капиталистов, что в руках у пролетариата, оно остаётся идеальным совокупным капиталистом. А пролетариату нужно такое государство, которое, при известных обстоятельствах, не могло бы не отмирать. Поэтому, для пролетарского государства, неукоснительно должен выполняться принцип “открытой политической формы”, о котором мы писали в брошюре “Государство и Социализм”, т.е. зависимость правительства и государственных чиновников от рабочего класса.

 

Глава 7. Развитие производства – это естественноисторический процесс.

Найдётся читатель, который возразит: “Но, позвольте, все, что вы пишите, касается капитализма. А Сталин говорил об условии, когда политическая власть у пролетариата…”.

Такому читателю мы ответим, что, прежде всего речь идет об уровне развития производства, о том, что производство находится в капиталистической фазе своего развития. И, если такому читателю еще не очевидно, что определенный способ производства, как и производственные отношения, зависят не от того, у какого класса политическая власть, а зависят от того, на каком уровне развития находится производство, приведем слова Маркса:

“Я смотрю на развитие экономической общественной формации как на естественноисторический процесс…” (там же, т.7, стр.8). “Общество…не может ни перескочить через естественные фазы развития, ни отменить последние декретами” (там же, т.7, стр.7-8).

То, что произошло в 1925 году, на XIV съезде ВКП(б), это и есть отмена капиталистических производственных отношений посредством декрета! Но, от того, что предприятия стали называть социалистическими, от этого характер производственных отношений не изменился – они по-прежнему остались капиталистическими. Рабочие остались наемными рабочими, пролетариями.

Объявив государственные предприятия социалистическими, Сталин, тем самым, как говорится, подстелил соломку. А когда, к середине 30-х годов была отстроена индустриальная промышленность, то автоматически оказался построенным и социализм, о победе которого Сталин и объявил. Благодаря такой незамысловатой методике вся государственная промышленность стала социалистической”.

Далее, вообще, все благополучно срослось”...

Что там писали основоположники марксизма о средствах производства при социализме, что они являются общенародной собственностью? Ну так вот, коль скоро, государственные предприятия, благодаря теоретическим конструкциям нашего изобретательного теоретика, сделались социалистическими, то и государственная собственность, автоматически, превратилась в общенародную собственность. Но и это ещё не всё…

Из всех этих софистских уловок следует самое главное – признание государства социалистическим! Вот тот оппортунистический перл, ради которого всё это проделывалось нашим теоретиком”.

Но, задумывался ли кто-нибудь всерьез о том, что государство, как инструмент классового угнетения не может быть по своей сути ни свободным, ни народным, ни тем более социалистическим!

 

Глава 8. Теоретические порождения Сталина (заключение).

Возвращаясь к Сталинскому каламбуру, суть которого заключается в следующем: если при диктатуре пролетариата на госпредприятиях есть капиталисты, то это – госкапитализм; а если нет, следовательно, нет и госкапитализма, мы выяснили, что, во-первых: существование госкапитализма, как и самого капитализма, обусловлено недостаточной производительностью самого производства, а не присутствием капиталистов на предприятиях. Во-вторых: на госпредприятиях капиталисты, как правило, не присутствуют, так как собственником предприятий является само государство, за исключением тех случаев, когда предприятия сдаются в аренду частному предпринимателю, или, говоря иначе, в концессию. Но и в этом случае собственником средств производства остается государство. И в третьих, такое условие, как диктатура пролетариата не может автоматически привести к социализму. Оно лишь является тем условием, при котором никем не создаются помехи для развития производительности производства.

Таким образом, в лице Сталина, мы столкнулись с подделкой марксизма под оппортунизм, с подделкой эклектицизма под диалектику. Такая подделка даёт кажущееся удовлетворение, якобы учитывает тенденцию развития и все стороны процесса, а на самом деле всего-навсего обманывает массы, так как выдается желаемое за действительное. Такая подделка не только не дает цельного понимания процесса общественного развития, но и искажает само представление о социализме.

Мы только не прокомментировали сталинские слова о том, что рабочий класс “не эксплуатируется”. Но, это уже вопрос контроля со стороны рабочих за государственными и партийными чиновниками, суть которого сводится к следующему: следить и контролировать, чтобы чиновники не брали у рабочих больше средств, чем это требуется для развития производства.

Но надо быть полным кретином, чтобы не видеть и не признавать того, что в СССР партийная и государственная номенклатура существовала за счет рабочих и трудящихся, чтобы не различать, тех условий, в которых жили рабочие и трудящиеся, от той роскоши и привилегий, в которых купалась номенклатура.

Поэтому, в брошюре “Государство и Социализм” и была высказана наша позиция, суть которой заключается в том, что в СССР не было социализма, а был госкапитализм, который выдавался за социализм. “Зачем?”,- может спросить читатель. Затем, чтобы узаконить, закрепить и сохранить свое привилегированное положение и, тем самым, обеспечить себе господство над той частью общества, которая “исключительно занята трудом”, чтобы, в конечном счете, жить за счет трудящихся.

Конечно, при Ленине Сталин вряд ли осмелился бы так извращать марксизм. Тем более, что один раз он уже имел неосторожность обжечься, когда после выступления Ленина с апрельскими тезисами (курс на социалистическую революцию), Сталин опубликовал в “Правде” заметку, в которой заявлял, что мнение Ленина – это всего лишь мнение, и, что большевики не должны его слушаться, а должны оказать доверие и поддержку Временному правительству.

После этого случая Сталин предпочитал при Ленине больше не высовываться, а отсиживался в темном углу, всегда голосуя за Ленина.

В действительности же место Сталина находится в компании таких известных перекройщиков марксизма, как Бернштейны и Каутские.

Мы же уверены в том, что марксизм в очередной раз пробьет себе дорогу, что научное мировоззрение все же одержит победу, иначе, люди до сих пор считали бы, что Земля плоская и, что она, держится на трёх слонах.

Послесловие.

После выхода брошюры “Государство и Социализм”, автору не удалось избежать упрека, от некоторых товарищей, в эмоциональном подходе к персоне Сталина. Но, эти товарищи неверно истолковали эмоциональность, которая была вызвана не симпатиями, или антипатиями к личности Сталина, а тем, как им был упрощен и извращен марксизм.

Но мы сделали то, что могли и должны были сделать марксисты…

Теперь же, когда мы разобрались в сталинских каламбурах, эмоциональная сторона вопроса предоставляется именно тем товарищам … Пусть сами выбирают – сознательно это проделывал Сталин, или здесь мы имеем тот самый случай, когда годы, проведённые в духовной семинарии, не проходят бесследно.

24 Ноября, 1999г. Александр Громов

ГОСКАП-САЙТ