Александр Громов

Государство и социализм

Предисловие

Теоретический разброд, воцарившийся в коммунистической среде, привёл к образованию нескольких партий, между которыми идёт непрерывная борьба за право быть признанными в качестве авангарда, как рабочего класса, так и всех трудящихся. Методичное уничтожение общественного производства привело к сокращению численности рабочего класса, теперь же оставшуюся часть буквально разрывают на части коммунистические партии.

Согласно позиции марксизма, “только пролетариат, - в силу экономической роли его в крупном производстве, - способен быть вождём всех трудящихся и эксплуатируемых масс, которых буржуазия эксплуатирует, гнетёт, давит часто не меньше, а сильнее, чем пролетариев, но которые не способны к самостоятельной борьбе за своё освобождение” (В.И. Ленин, ПСС, т.33,стр.26), т.е. трудящиеся могут объединиться только вокруг рабочего класса. Ясно, что пока мы не преодолеем теоретический разброд, мы ни на шаг не продвинемся в деле организации рабочего движения и в деле объединения всех трудящихся вокруг рабочего класса.. Судьба же рабочего движения сегодня зависит от того, кто станет организующим ядром – или политический авангард рабочего класса, или какая-нибудь из существующих коммунистических партий.

Сегодня мы имеем дело не с такими партиями, которых призвал или выдвинул рабочий класс в передовой авангард, как самую сознательную и образованную часть рабочего класса, а с такими партиями, которые образовались из осколков КПСС и унаследовали от неё буржуазное представление о социализме и извращённое представление о сущности диктатуры пролетариата. Эти партии борются между собой “за рабочий класс”, а на деле эта борьба есть драчка за право командовать и управлять рабочим классом.

Сегодня в роли “авангарда” удалось укрепиться самой многочисленной партии - КПРФ, лидер которой, объявил, что “лимит на революции исчерпан”. Эта партия основательно увязла в болоте реформизма, и превращает классовую борьбу рабочих и трудящихся против своих угнетателей в борьбу за постепенные реформы в буржуазном парламенте, чем заведомо обрекают рабочий класс на поражение. Именно из рядов этой партии всё чаще раздаются голоса, что “марксизм уже устарел”, что сегодня в решении социальных противоречий требуется некий “новый цивилизованный” подход. Что из себя представляет этот “новый цивилизованный” подход, а на деле течение, которое так критически относится к марксизму?

Сегодня с марксизмом хотят проделать то, что не раз уже бывало в истории с учениями революционных мыслителей,– его пытаются предать забвению. На определённом историческом отрезке одно поколение псевдо-коммунистов, исказив революционную сторону учения, его опошлило. Именно на такой “обработке” марксизма сходятся буржуазия и оппортунисты, т. е. уход с позиций марксизма на позиции буржуазные. В результате такого опошления последующие поколения коммунистов получали в наследство уже не революционное учение с его принципиальными позициями, а некий симбиоз марксизма и буржуазной идеологии. Основоположники марксизма называли это течение буржуазным социализмом.

Таким образом, последующие поколения коммунистов оказывались не на позициях марксизма, а на почве буржуазного социализма. А это такая почва, на которой проповедуется теория исчезновения социальных противоречий. Это такая почва, на которой классовую борьбу превращают в борьбу за реформы. А так как реформированием социальных противоречий не разрешить, то, теперь уже у псевдо–коммунистов, стоящих на почве буржуазного социализма, возникает потребность в некой “новой” идее, способной под их знамёнами объединить всю нацию. Одновременно всё это сопровождается отказом от марксизма в виде – “марксизм уже устарел”. Они даже не подозревают, что в народе всегда существовала идея справедливости, идея справедливого общественного устройства.

Следовательно, чтобы выявить истоки теоретического разброда и реформизма, нам необходимо определить, когда, как и с какой целью опошлялся марксизм. Для этого необходимо воспроизвести ряд позиций из учения марксизма о государстве и о социализме, затем проанализировать период существования СССР с позиций марксизма и, получив новейшие знания, подвергнуть критике господствующие на сегодняшний день в головах искажённые представления, как о государстве, так и о социализме.

16 февраля,1999г.

 

 

Часть I. Государство.

Глава 1.1. Возникновение классов и государства.

“Итак, государство существует не извечно. Были общества, которые обходились без него, которые понятия не имели о государстве и государственной власти. На определённой ступени экономического развития, которая необходимо связана была с расколом общества на классы, государство стало в силу этого раскола необходимостью” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. соч. в 9-ти томах, т.6,стр.239). Иначе говоря, государство своим появлением обязано классам, которые раскололи общество на две непримиримые части.

Исторической предпосылкой возникновения классов является незначительное развитие производства. Пока всё общественное производство “даёт продукцию, едва превышающую самые необходимые средства существования всех”, пока огромное большинство членов общества “исключительно заняты … трудом, образуется класс, освобождённый от непосредственного производительного труда и ведающий такими общими делами общества, как управление трудом, государственные дела…” (там же, т.5,стр.336).

Этот образовавшийся класс, ведающий делами общества и стоящий над общественным производством, стремится закрепить своё положение и обеспечить себе господство над той частью общества, которая “исключительно занята трудом”.

С этой целью, образовавшийся класс применяет для подчинения, подавления и усмирения особую силу, состоящую из армии, полиции, судов и тюрем. А чтобы эта особая сила была устрашением для угнетённой части общества, её

1

наделяют общественной властью и ставят как органы общества, над обществом. Эта особая сила, стоящая над обществом и есть – государство. “По Марксу, государство есть орган классового господства, орган угнетения одного класса другим, есть создание “порядка”, который узаконяет и упрочивает это угнетение, умеряя столкновение классов” (В.И. Ленин, ПСС, т.33,стр.7). Следовательно, этот образовавшийся класс, совершая насилие над остальной частью общества, раскалывает общество на два непримиримых класса – господствующий и угнетённый.

Однако, для содержания особой силы (государства), требуются средства. Эти средства получают путём взимания налогов через чиновников. Образовавшийся господствующий класс, захватив власть, упрочняет своё положение и живёт за счёт трудящихся классов, превращая руководство обществом в усиленную эксплуатацию трудящихся масс. Теперь же эти классы не только господствующий и угнетённый, но и эксплуатирующий и эксплуатируемый.

На протяжении всей истории угнетённые классы стремились восстановить справедливость. Однако, господствующий и эксплуатирующий класс подавлял, усмирял и подчинял их при помощи особой силы, стоящей над обществом и именуемой государством. Государство как особая сила, как хорошо отлаженный механизм для подавления, усмирения и подчинения, стал необходимостью для господствующего класса.

Однако, государство будет существовать не вечно. Оно появилось на определённой ступени экономического развития с разделением общества на классы, вследствие недостаточного развития производства. Но, на другой ступени экономического развития общества, связанной с полным развитием современных производительных сил, исчезнет деление на классы, исчезнет и само государство. “Разделение на классы” “будет уничтожено полным развитием современных производительных сил” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. соч. в 9-ти томах, т.5,стр.336). “Классы исчезнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезновением классов исчезнет неизбежно государство. Общество…по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей…” (там же, т.6,стр.239).

Всё это станет возможным только с уничтожением господства эксплуатирующего класса. В этом и состоит историческая миссия рабочего класса, как противоположности буржуазии. “Класс, совершающий революцию, - уже по одному тому, что он противостоит другому классу, - с самого начала выступает не как класс, а как представитель всего общества; он фигурирует в виде всей массы общества в противовес единственному господствующему классу” (там же, т.2,стр.44).

Глава 1.2. Буржуазное государство и рабочий класс.

Буржуазное государство – это особая сила буржуазии для подавления и подчинения пролетариев. Но, если “государство есть продукт непримиримости классовых противоречий, если оно есть сила, стоящая над обществом…, то ясно, что освобождение угнетённого класса невозможно не только без насильственной революции, но и без уничтожения…аппарата государственной власти, который господствующим классом создан…” (В.И. Ленин, ПСС, т.33,стр.8).

Позиция основоположников марксизма ясна: особую силу можно подавить, только противопоставив ей другую особую силу – пролетарскую, более сплочённую, более организованную, так как силу вообще можно подавить только силой. Такая позиция не является “прихотью”, а есть результат анализа всего исторического опыта борьбы рабочего класса с буржуазией и всякое пренебрежение данным опытом чревато последствиями.

“Свержение буржуазии осуществимо лишь превращением пролетариата в господствующий класс, способный подавить неизбежное, отчаянное сопротивление буржуазии и организовать для нового уклада хозяйства все трудящиеся и эксплуатируемые массы” (там же, ПСС, т.33,стр.26). Следовательно, чтобы освободить себя и всех трудящихся, рабочий класс должен, завоевав политическую власть и установив своё политическое господство в форме диктатуры пролетариата, “разбить” буржуазную государственную машину (буржуазное государство) и подавить неизбежное, отчаянное сопротивление буржуазии.

В заключение этой главы вспомним слова Ленина: “кто признаёт только борьбу классов, тот ещё не марксист” так как “тот может оказаться ещё не выходящим из рамок буржуазного мышления и буржуазной политики…Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата” (там же, т.33,стр.34).

Часть II. Социализм.

Глава 2.1. “Открытая” форма политической власти.

Существуют замечательные слова Энгельса о том, что Коммуна “…не была уже государством в собственном смысле…” (В.И. Ленин, ПСС, т.33,стр.64-65).

Парижская Коммуна “была, по сути дела, правительством рабочего класса,…она была открытой …политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда … Без этого последнего условия коммунальное устройство было бы невозможностью и обманом…” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. соч. в 9-ти томах, т.4,стр.276).

В этой цитате Маркс говорит о том, что коммунальное устройство общества возможно, как и экономическое освобождение труда, только при “открытой” форме правительства рабочего класса.

“Коммуна образовалась из выбранных всеобщим избирательным правом по различным округам Парижа городских гласных. Они были ответственны и в любое время сменяемы. Большинство их состояло … из рабочих или признанных представителей рабочего класса” (там же, т.4,стр.273).

Именно то обстоятельство, что члены правительства были “в любое время сменяемы”, делало правительство “открытым” для рабочего класса, т.е. зависимым от рабочего класса, превращало правительство в “инструмент” рабочего класса для достижения поставленных целей. “Открытость” правительства давала возможность рабочему классу, чтобы “не потерять…только что завоёванного господства … обеспечить себя против” (обезопасить себя от) “своих собственных депутатов и чиновников, объявляя их всех, без всякого исключения, сменяемыми в любое время…” (В.И. Ленин, ПСС, т.33,стр.77).

Таким образом, мы видим, что диктатура пролетариата, как господство рабочего класса, проявляется не только по отношению к буржуазии, но и по отношению к собственным депутатам, представителям и к избираемым членам правительства. Это превращает избранных на общественную службу не в господ для рабочего класса, а в слуг рабочего класса.

2

Глава 2.2. Коммунальное устройство общества.

“Парижская Коммуна, разумеется, должна была служить образцом всем большим промышленным центрам Франции. Если бы коммунальный строй установился в Париже и второстепенных центрах, старое централизованное правительство уступило бы место самоуправлению производителей и в провинции…Коммуна должна была стать политической формой даже самой маленькой деревни…” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. соч. в 9-ти томах, т.4,стр.274).

“…Окружные собрания…должны были посылать депутатов в национальную делегацию, заседающую в Париже; делегаты должны были строго придерживаться точных инструкций своих избирателей и могли быть сменены во всякое время…Единство нации подлежало не уничтожению, а, напротив, организации посредством коммунального устройства” (там же, стр. 274-275).

Единство нации подлежало организации на основе принципа демократического централизма. “Централизм демократический Энгельс понимает отнюдь не в том бюрократическом смысле, в котором употребляют это понятие буржуазные и мелкобуржуазные идеологи…Централизм для Энгельса нисколько не исключает такого широкого местного самоуправления, которое, при добровольном отстаивании коммунами и областями единства..., устраняет всякий бюрократизм и всякое командование сверху…” (В.И. Ленин, ПСС, т.33,стр.73). Следовательно, демократический централизм – это принцип добровольного объединения с целью создания единого органа для выработки общих решений и осуществления общего руководства для реализации принятых решений. Основой демократического централизма является местное самоуправление объединяющихся сторон, исключающее всякое командование со стороны созданного единого органа.

В отличие от буржуазного парламентаризма, при котором народ раз в четыре года выбирает себе господина, Коммуна, как “открытая” политическая форма (сменяемость её членов в любое время), “должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. соч. в 9-ти томах, т.4,стр.273).

Глава 2.3. Самоуправление рабочего класса.

По этому вопросу Маркс пишет, что “…объединённые кооперативные товарищества организуют национальное производство по общему плану, взяв тем самым руководство им в свои руки…” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. соч. в 9-ти томах, т.4,стр.277). А “всеобщее избирательное право должно было служить народу, организованному в коммуны, для того чтобы подыскивать для своего предприятия рабочих, надсмотрщиков, бухгалтеров, как индивидуальное избирательное право служит для этой цели всякому другому работодателю. Ведь известно, что предприятия, точно также как и отдельные лица, обычно умеют в деловой деятельности поставить подходящего человека на подходящее место, а если иногда и ошибаются, то умеют очень скоро исправить свою ошибку. С другой стороны, Коммуна по самому существу своему была, безусловно, враждебна замене всеобщего избирательного права иерархической инвеститурой” (там же, стр.275). Инвеститура – система назначения должностных лиц, для которой характерна полная зависимость стоящих на низкой ступени иерархической лестницы от вышестоящих (абсолютное единоначалие).

В первой цитате говорится о том, что правительство руководит организацией национального производства по общему плану, а не командует или управляет самим производством. Во второй цитате говорится, что “предприятия…обычно умеют…поставить подходящего человека на подходящее место”, что, в сущности, является свидетельством самоуправления рабочего класса.

Итак, признаками коммунального (социалистического) устройства общества являются – “открытая” форма политической власти и самоуправление рабочего класса в общественном производстве. Эти признаки свидетельствуют о неэксплуататорской сущности пролетарского государства, что его и отличает от всех предшествовавших исторических видов государств. Именно поэтому Коммуна “…не была уже государством в собственном смысле…” (В.И. Ленин, ПСС, т.33,стр.64-65).

Глава 2.4. Диктатура рабочего класса.

“Пролетариат использует своё политическое господство для того, чтобы постепенно вырвать у буржуазии весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т.е. организованного, как господствующий

класс пролетариата, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. соч. в 9-ти томах, т.3,стр.159). Речь идёт о превращении буржуазной частной собственности (средства производства принадлежащие буржуазии) в собственность рабочего класса. Рабочий класс, лишив политической власти буржуазию, “разбивает” буржуазное государство и осуществляет революционную замену производственных отношений в общественном производстве. Рабочий класс вступает во владение средствами производства и, на правах господствующего класса, осуществляет распределение в интересах всего общества, - это и есть суть пролетарского самоуправления. Следовательно, диктатура рабочего класса является свидетельством самоуправления рабочего класса.

Быстрый рост производительных сил приведёт рабочий класс к необходимости повышать свой образовательный уровень по ходу освоения новейшей техники и технологий. Это приведёт к стиранию граней между физическим и умственным трудом. В результате будет завоёвана полная демократия, т. е. все члены общества будут уравнены с рабочим классом по отношению к средствам производства (постепенно: сначала инженерно-технические работники, затем учителя, врачи и т.д.).

Таким образом, полное развитие производительных сил уничтожит разделение на классы, так как физический труд перестанет быть “привилегией” рабочего класса. “…Социализм сократит рабочий день…поставит большинство населения в условия, позволяющие всем без изъятия выполнять “государственные функции”, а это приводит к “полному отмиранию всякого государства вообще” (В.И. Ленин, ПСС, т.33,стр.117). “При социализме …масса населения поднимется до самостоятельного участия…в повседневном управлении” (там же, стр.116).

С момента завоевания полной демократии, когда пролетарское государство уже “выступает действительно как представитель всего общества – взятие во владение средств производства от имени общества, - является в то же время последним самостоятельным актом его как государства. Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другою излишним и само собою засыпает…Государство не “отменяется”, оно отмирает” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. соч. в 9-ти томах, т.5,стр.335).

3

Позиция марксизма по отношению к диктатуре рабочего класса в следующем – диктатура рабочего класса “…составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов…” (там же, т.4,стр.510), так как “с исчезновением классов исчезнет неизбежно государство…” (там же, т.6,стр.239). Следовательно, диктатура рабочего класса нужна для целого исторического периода, отделяющего капитализм от “общества без классов”, от полного социализма, т.е. коммунизма.

В заключение добавим, что после всего сказанного утверждать, что общество и государство это одно и то же, т.е. отождествлять общество с государством – это означало бы бравировать собственным невежеством.

Часть III. Советское государство.

Глава 3.1. Империализм как начальная фаза развития

Мирового капитала.

До вхождения в полосу империализма производство развитых капиталистических стран развивалось в национальных рамках. Основное противоречие между трудом и капиталом также находилось в тех же национальных рамках, т. е. противоположностями являлись, например, французская буржуазия и французский рабочий класс.

С момента вхождения капитализма в эпоху империализма мир претерпевает ряд изменений, начинает происходить сначала передел мира, а затем и глобальная перестройка всего капиталистического производства. С одной стороны происходит объединение национальных капиталов в транснациональный, т.е. объединение развитых капиталистических держав в одно экономическое сообщество. Так, например, Германия, не согласившись на отведённую для неё роль третьесортной страны, в 1914 году силой попыталась перекроить новый мировой “порядок”, навязываемый миру англо-франко-американским капиталом. С другой стороны, посредством экспорта капитала, вывоза производства, происходит процесс присоединения и включения колониальных стран в мировое капиталистическое производство. Сегодня мы видим, что отдельные страны третьего мира являют собой целые отрасли этого мирового производства.

Просвещённая и образованная буржуазия развитых капиталистических стран не останавливается ни перед чем, ни перед каким обманом с одной целью – перевести собственных рабочих на мелко - буржуазную почву, а, в конечном итоге, - раздробить, разобщить рабочее движение. Так, капиталисты, делясь прибылями со своими рабочими от эксплуатации рабочих третьих стран, превращают своих рабочих в соучастников эксплуатации, или, выражаясь языком буржуазных социалистов, в сохозяев или мелких сособственников частного капитала. Теперь основное противоречие вышло за национальные рамки и находится между развитым капиталистическим сообществом и рабочими третьих стран.

Империализм явился, с одной стороны, высшей стадией развития национального капитала, а, с другой стороны, - начальной фазой развития Мирового капитала. Теперь капиталистическое производство вышло за национальные рамки и развивается как единое Мировое капиталистическое производство.

Война 1914 года отбросила и без того отсталую в техническом отношении Россию в положение равносильное колониальному. Неокрепшая капиталистическая экономика России не выдержала напряжения и рухнула. Внешняя задолженность России англо-франко-американскому капиталу составила 90% от всего национального имущества. Россия фактически впала в экономическую зависимость и имела все перспективы стать сырьевой колонией Мирового капиталистического производства.

Сегодня буржуазные идеологи стараются преподнести вопрос таким образом, что Россия могла стать развитой капиталистической державой, в то время, когда на самом деле, выбор был иным – или стать колонией, или совершить прорыв к социализму. Россия пошла по второму пути.

Глава 3.2. Государственный капитализм и рабочий класс.

Целью любой революции является замена старых производственных отношений в общественном производстве на новые, более прогрессивные. Завоевание же политической власти есть лишь необходимое условие для проведения революционных перемен в общественном производстве.

В 1917 году, с завоеванием революционным авангардом рабочего класса политической власти, началась пролетарская революция в России. Российский пролетариат “разрушил” буржуазный государственный аппарат управления, т.е. буржуазное государство, и отстоял своё политическое господство в гражданской войне, подавив сопротивление буржуазии.

Мы уже отмечали, что одним из признаков коммунального (социалистического) устройства общества является самоуправление пролетариата в общественном производстве. Однако, рабочий класс России оказался не в состоянии реализовать собственное самоуправление. Во-первых, сказалось тяжёлое наследие эпохи царизма – повальная безграмотность. Во-вторых, гражданская война истощила силы рабочего класса, так как в первую очередь всегда погибали самые сознательные и передовые рабочие. Об этом свидетельствуют слова Ленина:  “…мы изнемогаем от недостатка сил, малейшую помощь сколько-нибудь дельного человека, - а из рабочих втройне, - мы берём обеими руками. Но у нас таких нет” (В.И. Ленин, ПСС, т.43,стр.48).

Касательно организации и развития производства Ленин отмечал: “…условием повышения производительности труда является, во-первых, образовательный и культурный подъём массы населения … Во-вторых, условием экономического подъёма является и повышение дисциплины трудящихся, умения работать, скорости интенсивности труда, лучшей его организации. С этой стороны дело обстоит у нас особенно плохо…” (там же, т.36,стр.188). При таких обстоятельствах, когда “…пролетариат в большей части своей деклассирован…” (там же, т.43,стр.42), Ленин находит выход из создавшегося сложного положения, суть которого заключается в необходимости построения государственного капитализма. Пока подавляющая часть рабочего класса ещё не в состоянии реализовать собственное самоуправление, необходимо передать экономическую власть, как право распорядителя средствами производства, государству. “Рабочий класс, научившись тому…как наладить крупную, общегосударственную организацию производства, на государственно-капиталистических началах, будет иметь тогда … все козыри в руках, и упрочение социализма будет обеспечено”

4

(там же, т.36,стр.299). Таким образом, Ленин формулирует две основные задачи, во-первых, построить крупную индустриальную промышленность, подобную развитой промышленности Германии, а во-вторых, преодолеть безграмотность посредством культурной революции.

Теперь становятся понятными слова Ленина о том, что “…ни о каком настоящем строительстве социализма не может быть и речи, ибо его нельзя построить иначе, как через крупную промышленность…” (там же, т.34,стр.193). Мысль Ленина ясна: в данный момент невозможно заменить капиталистические производственные отношения на социалистические, так как рабочий класс ещё не готов к тому, чтобы управлять производством посредством собственного самоуправления, не готов к тому, чтобы стать хозяином на предприятии. Но по мере создания крупной промышленности на “государственно-капиталистических началах”, рабочие преодолеют безграмотность и научатся, сначала осуществлять контроль, а затем и управлять самим производством. Вот тогда то у рабочего класса и будут “…все козыри в руках, и упрочение социализма будет обеспечено” (там же, т.36,стр.299), тогда и появится возможность осуществить революционную замену государственно-капиталистических производственных отношений в общественном производстве на социалистические, ибо “…упрочение социализма можно считать обеспеченным лишь тогда, когда пролетарская государственная власть…реорганизует всю промышленность на началах крупного коллективного производства…” (там же, т.41,стр.179).

Итак, мы имеем два хозяйственных уклада. Один из укладов основывается на “началах крупного коллективного производства” и представляет из себя социалистический хозяйственный уклад. Другой же основывается на “государственно-капиталистических началах” и представляет из себя государственно-капиталистический хозяйственный уклад. В чём же их принципиальное отличие?

Глава 3. 3. Социализм и государственный капитализм.

Основное отличие этих двух укладов заключается в отношении к средствам производства сторон, принимающих непосредственное участие в производстве и в управлении производством.

При социалистическом укладе хозяином средств производства является рабочий класс, а государство, в лице правительства, как “открытая” форма политической власти, является исполнительным органом. При государственно-капиталистическом укладе хозяином средств производства является государство, в лице правительства, в то время как рабочие остаются наёмными рабочими, продающими государству свою физическую рабочую силу.

Если при социалистическом укладе хозяином и работодателем на производстве является рабочий комитет предприятия, который выбирает и назначает директора, “…предприятия, точно также как и отдельные лица, обычно умеют в деловой деятельности поставить подходящего человека на подходящее место…” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. соч. в 9-ти томах, т.4,стр.275), то при государственно-капиталистическом укладе хозяином и работодателем на производстве является – государство, где директор является государственным чиновником на предприятии, т.е. лицом представляющим интересы государства в производстве.

И как следствие, если при социалистическом укладе рабочий класс, на правах господствующего класса, осуществляет распределение через своё “открытое” правительство, то, при государственно-капиталистическом укладе распределение осуществляет государство от имени рабочего класса.

При государственно-капиталистическом укладе вся страна уподобляется единому огромному капиталистическому тресту, где роль совокупного капиталиста выполняет государство. Государство (в лице правительства) уже не просто “осуществляет общее руководство”, а командует и управляет производством как капиталист. Ясно, что такое командование и управление возможно только при абсолютной централизации власти и сосредоточения её в “руках” у государства, исключающие не только самоуправление на местах (коммунальное устройство), но и демократизм, т.е. возможно только при организации производства на принципе единоначалия.

Теперь становится ясно, почему хозяйственный уклад, в рамках которого, при абсолютной централизации и единоначалии можно было создать крупную индустриальную промышленность, Ленин назвал государственно-капиталистическим, а не как-нибудь иначе.

Глава 3.4. Диктатура партии и рабочий класс.

Для того чтобы управлять производством, необходима образованность. Для реализации же самоуправления, рабочему классу необходима грамотность, которая даёт возможность осуществлять контроль над производством, контроль над деятельностью специалистов. Но как же быть, если “…пролетариат в большей части своей деклассирован…” (В.И. Ленин, ПСС, т.43,стр.42)?

При таких обстоятельствах, роль революционного авангарда рабочего класса, его коммунистической партии, как сознательного меньшинства, заключается в том, чтобы вести за собой если не весь рабочий класс, то, по крайней мере, подавляющее его большинство: “…мы вынуждены признать, что лишь это сознательное меньшинство может руководить широкими рабочими массами и вести их за собой” (там же, т.41,стр.236).

Завоевав же политическую власть авангард должен создать все необходимые условия для того, чтобы просветить рабочий класс, подтянуть его до такого уровня грамотности, а затем и образованности, при котором рабочий класс был бы в состоянии контролировать производство, а затем и управлять производством. В общем, именно на это и рассчитывал Ленин. Поэтому, принимая во внимание состояние рабочего класса, Ленин констатировал, что в России “…диктатура пролетариата невозможна иначе, как через Коммунистическую партию” (там же, т.43, стр.42).

Однако, мы знаем, что Ленин неоднократно предупреждал партию об опасности её перерождения и отрыва от рабочего класса и от трудящихся масс. На чём же основывались опасения Ленина?

При сложившихся обстоятельствах, когда “…диктатура пролетариата невозможна иначе, как через …партию”, [это] по сути, означает диктатуру партии, так как партия наделялась неограниченной политической и экономической властью. И суть вопроса заключался в том, сохранит ли партия верность рабочему классу. Дело в том, что партия по отношению к рабочему классу является “закрытой” политической формой, т.е. рабочий класс не может вывести из руководящих органов партии того или другого партийного руководителя. Получается, что партия независима от рабочего класса,

5

доказательством этому служит способность партии репродуцировать себя независимо от рабочего класса, т.е. принимать в партию людей со стороны, а именно: принимать людей не имеющих отношения ни к рабочему классу, ни к марксизму, ни к коммунистической идеологии и т.д.

Диктатура партии – это власть партии, которая может распоряжаться “особой силой”, т.е. государством, для подавления, усмирения и подчинения. А в случае перерождения партии эта “особая сила” будет направлена, в первую очередь, против рабочего класса и всех трудящихся.

Оставалось только надеяться, что партия, построив крупную индустриальную промышленность, сохранит верность рабочему классу. По мере преодоления безграмотности и необразованности рабочего класса, партия будет предоставлять больше самостоятельности рабочим комитетам на производстве, тем самым, вовлекая в управление производством и, приобщая к государственным делам всё большее число рабочих, т.е. партия как “ пролетарская государственная власть…реорганизует всю промышленность на началах крупного коллективного производства…” (там же, т.41,стр.179).

Глава 3.5. Два принципиально различных взгляда на

Государственный капитализм.

В 1925 году Сталин, выступая на XIV съезде ВКП(б), о госкапитализме скажет: “Можно ли назвать нашу государственную промышленность госкапиталистической? Нельзя … Возьмём … государственные предприятия. Являются ли они госкапиталистическими? Нет, не являются. Почему? Потому, что в них представлены не два класса, а один класс, класс рабочих, который в лице своего государства владеет орудиями и средствами производства …” (XIV съезд ВКП(б), стенографический отчет, М., Л., 1926г., стр.27-32,34,48).

Такой позиции придерживались в своё время члены фракции “левые коммунисты”. По поводу такой позиции Ленин писал: “Им казалось, что нельзя называть государственным капитализмом тот строй, при котором средства производства принадлежат рабочему классу и этому рабочему классу принадлежит государственная власть” (В.И. Ленин, ПСС, т.45,стр.374). Ленин поясняет, что “…у меня название государственный капитализм употреблялосьдля исторической связи … для меня важно было установить преемственную связь обычного государственного капитализма с тем необычным … государственным капитализмом, о котором я говорил, вводя читателя в новую экономическую политику” (там же).

Заметим, что на момент выступления Сталина уже существовала ленинская характеристика такой позиции: “…левые коммунисты не поняли, каков именно тот переход от капитализма к социализму … они обнаруживают свою мелкобуржуазность именно тем, что не видят мелкобуржуазной стихии, как главного врага социализма у нас…” (там же, т.36,стр.295).

Итак, Ленин подчёркивает, что существует преемственная связь между обычным (например: германским) госкапитализмом и “тем необычным” госкапитализмом, который необходимо построить в России. Вся “необычность” состоит в том, что, несмотря на то, что “средства производства принадлежат рабочему классу и этому рабочему классу принадлежит государственная власть”, это всё же государственный капитализм, так как хозяином средств производства является государство. Читатель, наверное, обратил внимание на двойственность: с одной стороны “средства производства принадлежат рабочему классу, и этому рабочему классу принадлежит государственная власть”, а с другой стороны, средства производства принадлежат государству. Логичен вопрос, так где же истина, кому же принадлежат средства производства в действительности – рабочему классу, или государству?

Вспомним, что писал Маркс: “Коммуна была открытой … политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда … Без этого последнего условия коммунальное устройство было бы невозможностью и обманом…” (К. Маркс, Ф. Энгельс, собр. Соч. в 9-ти томах, т.4,стр.276). Только тогда, когда государство (правительство) зависимо от рабочего класса, только тогда, когда рабочий класс в действительности владеет средствами производства, осуществляется экономическое освобождение труда, т.е. воссоединение средств производства с рабочим классом, без всяких посредников (имеется ввиду государство).

В России же мы сталкиваемся с такой ситуацией, при которой “…диктатура пролетариата невозможна иначе, как через Коммунистическую партию” (В.И. Ленин, ПСС, т.43,стр.42). Так в чём же заключается двойственность?

Итак, государственная власть принадлежит партии, или точнее, государство, или “особая сила”, для подавления, подчиняется партии. Если партия остаётся верной и преданной рабочему классу, то диктатура партии по своему содержанию соответствует диктатуре рабочего класса. В этом случае мы получаем, что государственная власть и средства производства принадлежат рабочему классу через партию.

Обладание рабочим классом средствами производства и государственной властью через партию предстаёт в виде условности, и суть этой условности заключается в том: сохраняет ли партия преданность рабочему классу. При Ленине эта условность никогда не обращалась против рабочего класса.

Однако, до тех пор, пока рабочий класс не сможет реализовать собственную власть через самоуправление и тем самым превратить государственную власть в “открытую” политическую форму, освобождение труда невозможно, так как “…противоположность классовых интересов труда и капитала остаётся безусловно” (там же, т.44,стр.342). Читатель спросит почему? Потому что социализм – это воссоединение средств производства с рабочим классом. А когда между средствами производства и рабочим классом существует посредник в лице государства (партия, обладающая государственной властью), основное противоречие между трудом и капиталом сохраняется. Это противоречие остаётся формальностью, если партия сохраняет преданность рабочему классу. И это противоречие превращается в антагонистическое, если партия превращает управление производством в эксплуатацию масс, т.е., захватив власть, упрочняет своё положение и живёт за счёт трудящихся классов, превращая руководство обществом в усиленную эксплуатацию трудящихся масс. Вот какого характера эта двойственность.

Двойственность в ленинской цитате исчезнет, если мы её перепишем иначе, а именно, - средства производства и государственная власть будут принадлежать рабочему классу через партию до тех пор, пока партия будет сохранять верность и преданность рабочему классу.

 

 

6

Глава 3.6. Контрреволюционный мелкобуржуазный переворот в
ВКП(б), 1925-1938 г.

Сталин, осуществляя руководство партией, приступает к строительству крупной индустриальной промышленности. Во второй половине 30-х годов, когда будет создана промышленность, Сталин объявит о победе и о построении социализма в СССР.

Такая победа социализма есть результат извращения ленинизма, так как на самом деле промышленность была построена на “государственно-капиталистических началах”, т.е. в то время, когда в стране был построен государственный капитализм, Сталин объявляет о построении социализма.

Сталин, играя на условности (диктатура пролетариата возможна только через диктатуру партии), что рабочий класс может обладать государственной властью и средствами производства через партию, постоянно клянётся в верности Ленину. Идеологи социализма постоянно внушают рабочему классу, что он хозяин, что он гегемон, что он владеет средствами производства и государственной властью

На самом же деле, во второй половине 30-х годов в партии одержали победу мелкобуржуазные элементы. Рабочий класс, в результате перерождения ВКП(б), оказался отторженным от государственной власти и от средств производства.

Читатель может удивиться – до какой степени невероятным может показаться ему такой вывод … Но это только на первый взгляд. Но, если внимательно вникнуть в суть обстоятельств, то мы увидим, что уже в 1925 году в ВКП(б) преобладал мелкобуржуазный элемент. Ленинские единомышленники оказались в явном меньшинстве: “Если не закрывать глаза на действительность, то надо признать, что в настоящее время пролетарская политика партии определяется не её составом, а громадным, безраздельным авторитетом того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией. Достаточно небольшой внутренней борьбы в этом слое, и авторитет его будет если не подорван, то, во всяком случае, ослаблен настолько, что решение будет уже зависеть не от него” (В.И. Ленин, ПСС, т.45,стр.20).

Мы знаем, что ВКП(б) была партией, стоящей у власти. Именно в рамках партии и происходит зарождение "нового" класса. Во второй половине 30-х годов ВКП(б) предстаёт уже совсем другой партией, нежели той, какой она была при Ленине после Октябрьского вооружённого восстания. Каким же был процесс перерождения ВКП(б)?

Процесс перерождения растянулся с середины 20-х до конца 30-х годов. В 1925 году, после попытки выдать государственно-капиталистическую промышленность за социалистическую, Сталин встречает сопротивление в лице членов партии, преданных ленинизму. Так, например, Зиновьев, выступая на том же съезде, сделает заявление: “В последнее время для нас как бы неожиданно, как снег на голову … обрушился спор по вопросу о госкапитализме … необходимо … ответить тем, кто сейчас пытается представить дело так, будто у нас никакого госкапитализма и чуть ли не вообще никакого капитализма нет. Я считаю, что в действительности здесь дело идёт о попытке некоторых товарищей объявить сейчас НЭП социализмом … спор идёт далеко не о “терминах”, как это пытаются иногда представить, извращая всю суть в постановке этого вопроса. Спор идёт о системе политики, об оценке структуры экономики в нашей стране … Спорно то, что госкапитализм будто бы сводится только к концессиям и аренде. Это положение не верно. Это есть ревизия ленинизма … В этом споре затронут серьезнейший политический вопрос … попытку объявить НЭП социализмом – этого ни в коем случае нельзя допустить…” (XIV съезд ВКП(б), стенографический отчет, М., Л., 1926г., стр.98-99,101-103,109-129).

Каменев, выступая на съезде констатирует: “Товарищи, если в штабе ленинцев … всякие разногласия будут сопровождаться немедленными организационными мерами, если после каждого высказанного мнения будут собираться силы … для того, чтобы подорвать авторитет и дискредитировать товарищей … лично я полагаю, что наш генеральный секретарь не является той фигурой, которая может объединить вокруг себя старый большевистский штаб…” (там же, стр.268-275).

Как видим, изначально процесс перерождения начался с раскола и борьбы за власть в ЦК и в Политбюро ВКП(б). Для каждого политического противника Сталин будет подбирать индивидуальный набор компрометирующих материалов. В конечном итоге, как повод для физического устранения политических противников, будет использоваться обвинение в шпионаже в пользу той или иной капиталистической державы.

Если в 1925 году раскол произошёл в ЦК и в Политбюро ВКП(б), то к 30-м годам этот раскол поразил партию по всей вертикали. Именно в 30-е годы, в период обострения политической борьбы в партии за власть, разворачиваются широкомасштабные репрессии, целью которых было физическое устранение политических противников.

Итак, Сталин, устранив всех политических противников, расчистил себе дорогу. Во второй половине 30-х годов он объявит о построении социализма в СССР, т.е. выдаст государственную форму капитализма за социализм.

Сегодня, буржуазные идеологи, размахивая пугалом репрессий 30-х годов, стращают обывателей. Но, рабочие России решительно могут заявить, что сталинские репрессии не имеют никакого отношения ни к рабочему классу, ни к диктатуре рабочего класса, ни к марксизму-ленинизму. Ибо это была диктатура мелкобуржуазных элементов, направленная в первую очередь против рабочего класса, революционной части его авангарда и, против, его союзников: крестьянства и прогрессивной интеллигенции.

Сталин превзошёл всех буржуазных идеологов. История борьбы классов не сталкивалась с подобным цинизмом: Сталин, извращая ленинизм, тут же клялся в верности и преданности самому Ленину. Все последующие поколения псевдо-коммунистов возьмут этот приём себе на вооружение и будут использовать марксизм-ленинизм как косметическое средство для ретуширования своей мелкобуржуазной сущности, предварительно извратив, а затем и выхолостив революционное содержание учения Маркса.

Глава 3.7. Сталинский социализми его последователи.

Экономика СССР, достигнув своего наивысшего развития в 50-60-е годы, постепенно начинает приходить в упадок. Всем хорошо известен так называемый “застойный период” развитогосоциализма” 70-х годов. При детальном рассмотрении этого “социализма”, мы его застаём именно таким, каким его “построил” Сталин, с той лишь разницей, что в Конституции появилась шестая статья “О руководящей и направляющей роли КПСС…”.

7

Все трудящиеся были превращены в наёмных работников. Рабочие остались наёмными рабочими, продающими свою физическую рабочую силу государству. Основное противоречие между трудом и капиталом не устранено, а наоборот, оно достигло своего максимального апогея.

Условия наёмного рабства (уравниловка) привели к тому, что труд превратился в бессмысленность. Это явилось следствием того, что монопольное государственно-административное управление производительными силами общества полностью исчерпало себя.

Теперь же государственно-капиталистические производственные отношения стали препятствием для развития и дальнейшего роста производительных сил.

Однако, что же представлял из себя господствующий класс, класс совокупного государственного капиталиста, которому принадлежали в действительности и государственная власть и средства производства в СССР? Для начала воспроизведём процесс возникновения этого класса.

Объективной предпосылкой для возникновения такого класса явилась недостаточность развития производства, т.е. причиной возникновения нового господствующего класса является общественное разделение труда. Пока огромное большинство общества вынуждено было заниматься трудом, образовался класс “освобождённый от непосредственного производительного труда и ведающий такими делами общества, как управление трудом, государственные дела…” (К. Маркс, Ф. Энгельс, избр. соч. в 9-ти томах, т.5,стр.336). Этот образовавшийся класс, ведающий делами общества и стоящий над общественным производством, стремится закрепить своё положение и обеспечить себе господство над той частью общества, которая “исключительно занята трудом”. Образовавшийся господствующий класс, захватив власть (1925-1938), упрочняет своё положение и живёт за счёт трудящихся классов, превращая руководство обществом в усиленную эксплуатацию трудящихся масс.

Окончательно сформировался этот класс в конце 30-х годов. Сначала в партийном руководстве ВКП(б) представители мелкой буржуазии захватили политическую власть, затем, эти представители расставили своих людей (сторонников в партии) на все важнейшие партийные и государственные посты.

Класс совокупного капиталиста в СССР – это класс партийно-государственных чиновников, стоящий над общественным производством и осуществлявший управление как производством, так и всем обществом, т.е. это господствующий класс партийно-государственной номенклатуры.

В отличие от буржуазии развитых капиталистических держав, которая, для прохождения в высшую политическую элиту, установила имущественный ценз на обладание капиталом, в СССР таким цензом являлась, формальная клятва на преданность марксизму-ленинизму, а на деле клятва на верность и преданность корпоративным интересам номенклатурного господствующего класса, где высшее партийное руководство являлось выборным коллегиальным органом, который распоряжался общим капиталом и, прежде всего, в интересах самого господствующего класса.

Этот ценз на преданность корпоративным интересам господствующего класса в лице его коллегиального руководства, состоявшего из номенклатуры высшего ранга, напоминает нам клятву средневековых феодалов на верность и преданность своему монарху. Этот ценз явился результатом эксплуатации марксизма-ленинизма, с целью обмана трудящихся, использования марксизма-ленинизма как косметического средства. В результате, номенклатурный класс оказался, в определённом смысле, заложником собственного идеологического лицемерия, а именно, номенклатурный класс не мог себе позволить напрямую присваивать себе общественный капитал, как это делала буржуазия развитых капиталистических держав, с целью приобретения на этот капитал жизненных благ. В СССР номенклатурный класс присваивал себе жизненные блага через привилегии. Именно зависимость от собственного идеологического лицемерия привела к возрождению всю средневековую мерзость – привилегии, присущие для феодальной аристократии.

Спросите у любого гражданина, жившего в СССР в 70-е годы, и он ответит вам, что это было время торжества лицемерия, время двойной морали: одна для трудящихся классов, а другая для партийно-государственной номенклатуры. В народе в те времена поговаривали: “Они давно живут при коммунизме…”, - имея ввиду высшую партийную элиту. Каждый, кто застал 70-е годы, помнит, что партийно-государственная номенклатура с высоких трибун говорила одно, а на деле, в жизни делала другое.

Однако, несмотря на процветание всей средневековой мерзости, господствующий класс эксплуатировал трудящихся именно по капиталистически, ибо крупное машинное производство, как определённый уровень развития производительных сил, соответствует капиталистическому способу производства. Привилегии же внутри господствующего класса – это только форма обмана трудящихся, форма ретуширования своей буржуазной сущности и эксплуататорского характера присвоения общественного капитала.

Вместе с тем, мы стали свидетелями борьбы за власть и в рамках самого господствующего класса. Так, например, клан Брежнева вытеснил клан Хрущёва, а клан Ельцина вытеснил клан Горбачёва.

Горбачёв был последним генсеком, который пытался использовать марксизм-ленинизм с целью обмана рабочего класса и трудящихся. В рамках перестройки была предпринята попытка повысить производительность труда, посредством воспитания у рабочих и трудящихся чувства хозяина. Это было равносильно тому, если бы римский рабовладелец внушал бы своему рабу, что тот должен работать так, как если бы эта земля была его землёю. Подобный кретинизм свидетельствовал о кризисе двойной морали и лицемерной идеологии господствующего класса. Дальнейшая эксплуатация марксизма-ленинизма сделалась невозможной.

К концу перестройки, когда стало ясно, что перестройка это не революционное преобразование с целью передачи средств производства под контроль Советам трудовых коллективов (СТК), а всего-навсего буржуазный реформизм, для господствующего класса создалась угроза потери политической власти. В этот период, в рамках господствующего класса формируется новый клан – Ельцина. Прекрасно понимая, какую опасность для всей номенклатуры несёт в себе активность рабочего класса и всех трудящихся, этот клан ставит цель захвата политической власти и перехода на легальное положение, подобно буржуазии развитых капиталистических держав.

Опять таки, используя обман, Ельцин, объявив борьбу против номенклатуры и привилегий, пришёл к власти. Этот клан, придя к власти, разграбил и поделил бывшую государственную собственность партийно-государственного номенклатурного класса.

8

Следует отметить, что вопрос о чьём-либо предательстве по отношению к рабочему классу попросту неуместен (это мелкобуржуазная идеализация), так как, по крайней мере, было бы глупо упрекать буржуазию в не преданности интересам рабочего класса. Буржуазия всегда шла на поводу собственных корыстных интересов. Вопрос может стоять только о контрреволюционном мелкобуржуазном перевороте. А все клятвы в верности марксизму-ленинизму это всего лишь средство сбить с толку и обмануть рабочий класс и всех трудящихся.

Теперь же, когда Мировая буржуазия ликует, указывая на Россию: “Смотрите, социализм в СССР потерпел поражение, потому что коммунизм это утопия…”,- рабочий класс России может твёрдо ответить: “Мы себе уяснили, что социализма в СССР не было, это во-первых; а во-вторых, вся история СССР подтвердила вывод Маркса о том, что никогда капитализм мирно не перерастёт в социализм, и , в-третьих, в СССР потерпел крах именно капитализм (государственной формы), так как он оказался не способным разрешить основного противоречия между трудом и капиталом, а именно, противоречия между общественным характером труда трудящихся классов и государственно-капиталистическим присвоением и распределением, которые осуществлялись господствующим партийно-государственным номенклатурным классом.

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Кризис буржуазного правления, начавшийся в конце 60-х годов, длится до сих пор. Страна безудержно продолжает скатываться в пропасть.

Сегодня демократы, т.е. вчерашние псевдо-коммунисты, пытаются в очередной раз обмануть народ, внушая ему, что у России есть перспектива стать цивилизованной капиталистической державой. Но, господа политические жулики и проходимцы запамятовали, что Германия дважды силой оружия заставляла считаться с ней.

Россия прошла капиталистическую ступень развития производительных сил, прошла её в государственной форме и колесо истории не раскрутить вспять. Перед Россией в действительности стоит выбор: либо, уничтожив отечественное производство, вернуться в варварство, либо двигаться вперёд, а впереди дорога только в социализм.

Трудящиеся России, жизнь которых буржуазные демократы превратили в адский кошмар, с каждым прожитым днём неотвратимо будут приближаться к пониманию того, что освободиться от наёмного рабства можно только объединившись, причём, вокруг рабочего класса. Рабочий класс России, за тобой последнее слово…

Сегодня носители мелкобуржуазной идеологии, которые во времена существования СССР сидели в тёпленьких местечках и уютно жили – не тужили, пытаются изобрести некую новую идею и явить себя России в образе спасителя-избавителя. Они же пытаются оттеснить марксизм на задворки истории. Но, марксизм, как учение рабочего класса об освобождении от наёмного рабства, жив! Ибо, марксизм зиждется на законах развития природы и человеческого общества. А ну-ка, попробуйте отменить законы Ньютона, слабо? Мы ещё раз убедились, что только марксизм способен дать ответы на все злободневные вопросы и указать путь трудящимся к избавлению от наёмного рабства.

Чем могут помочь рабочим Коммунистические партии? Чем может помочь КПРФ, руководство которой занимается волокитой? Уж не от того ли, что, при этих обстоятельствах, руководство обеспечило себя и работой, и зарплатой: одна половина восседает в Думе, а другая – в губернаторах. Против чего им бороться? Против собственной устроенности?

К тому же руководители всех этих партий за сталинский “социализм”. Уж не потому ли, что надеются, придя к власти, стать той привилегированной номенклатурой, стать строгими, но справедливыми господами для рабочего класса, которые будут учитывать мнение рабочих, будут проводить диктатуру для рабочих и от имени рабочих, и, конечно же, “рубить головы” рабочим во благо самих же рабочих.

Но, было бы пустой тратой времени - пытаться добиться от них признания собственной мелкобуржуазности, так как они не видят её, подобно тому, как обычно человек не замечает собственных недостатков. “ …Они обнаруживают свою мелкобуржуазность именно тем, что не видят мелкобуржуазной стихии…” (В.И. Ленин, ПСС, т.36,стр.295) и, в первую очередь, в собственных головах.

16 Июня, 1999г. Александр Громов